Олимпийский комплекс в Мюнхене

17Перед организаторами летних Олимпийских игр 1972 г., проводившихся в Мюнхене, стояла трудная задача. На этот раз ничто не должно было напоминать тот патетичный, крикливый спектакль, которым Адольф Гитлер встречал гостей Берлинской олимпиады 1936 г. (и, заметим в скобках, та постановка произвела огромное впечатление). Теперь девизом состязаний стали слова «радостные игры». Сама архитектура должна была излучать радость: ожидалось, что на смену берлинскому бетону, на смену всему громоздкому, тяжеловесному, придет что-нибудь прозрачное, легкое. Создатели Олимпийского комплекса, Понтер Бениш (родился в 1922 г.) и Фрай Отто (родился в 1925 г.), сумели поистине сотворить чудо: им удалось возвести спортивные сооружения, которые вызывают восторг почти у всех.

ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА

Местом проведения олимпийских соревнований в Мюнхене была выбрана территория бывшего аэропорта Обервизенфельд на севере города. Когда после Второй мировой войны началось восстановление Мюнхена, сюда, на летное поле, вывозили руины домов, разрушенных во время бомбардировок. В 1967 г. был объявлен конкурс на лучший проект застройки этого громадного пустыря. Здесь предполагалось возвести олимпийский стадион и три крытых зала: плавательный бассейн, дворец спорта, в котором будут проходить состязания по различным видам спорта, и тренировочный комплекс. Члены жюри заранее решили поддержать именно тот проект, который станет полной противоположностью монументальным постройкам, появившимся в Берлине в 1936 г. И еще одно их пожелание: стадионы должны быть окружены зеленью. Среди участников конкурса было и архитектурное бюро из Штутгарта, предложившее довольно смелый проект. Он не понравился некоторым членам жюри. Но председатель комиссии, авторитетный архитектор Эгон Айерманн (1904-1970), как и бургомистр Мюнхена, Ханс Йохен Фогель (родился в 1926 г.), восторженно высказались в пользу Бениша.

Архитектор задумал не только построить новые стадионы, но и изменить всю прилегающую к ним территорию — создать искусственный ландшафт, насыпать холмы, проложить дорожки, прорыть каналы и озеро. Олимпийский комплекс должен утопать в зелени, а не теряться среди бесчисленных типовых зданий. Все вспомогательные постройки, всю инфраструктуру Бениш планировал разместить в окрестных ложбинах и даже под землей. Пусть зритель видит лишь легкие, изысканные конструкции. Стадионы будут перекрыты прозрачными шатровыми крышами. Благодаря ним исчезнет резкая грань, разделяющая замкнутый мир постройки и открытую даль пейзажа, сотрется граница между внутренним и внешним.

Здесь не найдется места массивным, угловатым постройкам — бетонным кубам и блокам, которые напоминали бы об эстетических вкусах тридцатых годов.

Сооружение спортивных объектов шло на удивление быстро. Новая эстетика никак не сказалась на масштабе задуманного. Олимпийский стадион («Олимпиаштадион») был рассчитан на 54 тыс. зрительских мест (еще почти 12 тыс. зрителей могли наблюдать за соревнованиями стоя). На то время это был один из самых крупных в мире стадионов. Зал «Олимпиа-халле» вмещал почти 9000 зрителей.

По окончании Олимпиады все эти объекты по-прежнему широко используются. Олимпийский парк стал одним из излюбленных мест отдыха жителей Мюнхена и гостей города. На Олимпийском стадионе регулярно проводятся футбольные матчи, а в Олимпийской деревне разместилось студенческое общежитие.

КРЫШИ

«Изюминкой» Олимпийского комплекса в Мюнхене стали прозрачные перекрытия-оболочки, напоминающие шатры. Словно огромные тенты, они нависают над стадионами. Их силуэты перекликаются с расположенной неподалеку живописной альпийской грядой, которая хорошо видна в ясную, солнечную погоду. Эти конструкции получили мировую известность. Крыши олимпийских стадионов давно стали своеобразным символом Мюнхена. Образцом для них послужило шатровое перекрытие, которым в 1967 г. Фрай Отто увенчал немецкий павильон на Всемирной выставке, проходившей тогда в Монреале. Свою карьеру Отто когда-то начинал с изготовления моделей самолетов; к этому времени он уже руководил Институтом легких тонкостенных конструкций в Штутгарте. Проектируемые им перекрытия недаром напоминали паутину, ведь разрабатывая их, он экспериментировал с моделями именно из паутины, которую укреплял с помощью специальных фиксаторов.

При его участии инженеры из бюро Бениша усовершенствовали конструкцию, показанную в Монреале. Ведь олимпийские сооружения были в несколько раз больше, чем павильон, сооруженный для участия во Всемирной выставке.

Новые технологии пришлось разрабатывать в очень сжатые сроки. Тут было уже не до экономии средств. В общей сложности, на Олимпийский комплекс пришлось потратить — в пересчете на нынешние деньги — 657 млн. евро.

Суммарная площадь крыш на территории Олимпийского комплекса составляет 74 800 кв. м. Эти «шатровые» оболочки наполовину загораживают поле и трибуны Олимпийского стадиона и полностью перекрывают здание «Олимпиа-халле», плавательный бассейн и мост. Кстати, «Олимпиа-халле» и бассейн, сооруженные на небольшой площадке близ искусственного озера, увенчаны стеклянными шатрами, которые и впрямь напоминают настоящую крышу. Остается лишь добавить, что перекрытия обоих зданий соединены друг с другом.

Вверх страницы
Рейтинг@Mail.ru