Оперный театр в Сиднее

19Оперный театр в Сиднее напоминает корабль с горделиво поднятыми парусами, раздуваемыми ветром. Он по праву считается одним из самых удивительных памятников мировой архитектуры. Уже давно театр стал своеобразным символом всей Австралии.

Чтобы осуществить этот необычный проект, предложенный датским архитектором Йорном Утсоном (1918-2008), специалистам пришлось разрабатывать совершенно новые технологии строительства. Однако все эти хлопоты и затраты оправдали себя. Лондонская газета «Times» назвала Оперный театр «лучшим памятником архитектуры XX в.».

ИДЕЯ

В 1955 г. был объявлен конкурс на сооружение Оперного театра в Сиднее; за победу в нем боролись 233 архитектора. Перед ними были поставлены несколько условий. Внутри здания должно располагаться не менее двух концертных залов, ресторан и несколько фойе. Театр планировалось возвести на мысе Бенелонг, что живописно вдается в гавань Сиднея. Свое название этот мыс получил по имени австралийского аборигена, который некогда встретил корабли с первыми поселенцами, прибывшие туда, где теперь находится Сидней.

Самый смелый проект представил на суд жюри совершенно неизвестный тогда архитектор Йорн Утсон. Говорят, что его вдохновил вид разрезанного на несколько долек апельсина, и тогда он придумал эту фантастическую крышу из десяти застекленных спереди полукуполов, которые напоминали расставленные рядышком раковины. Утсон хотел, чтобы здание театра легко было узнать издали, раз уж его решили воздвигнуть в таком необычном месте. Он стремился избегать банальности во всем, но ведь предстояло построить не просто здание, а оперный театр, и в этом были свои сложности. Как соединить широкий, но низковатый зрительный зал с узкой, но зато очень высокой сценой? Утсон блестяще справился с этой проблемой, углубив нижнюю часть зрительного зала и разместив ее в цоколе здания; заодно там же расположились все технические, подсобные и административные помещения. Теперь купола-паруса — их еще сравнивают с раковинами — могли смело вздыматься ввысь. Два самых больших купола, спускаясь тройными уступами, венчали главные помещения этого архитектурного ансамбля — концертный зал и оперную сцену.

ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА

Проект вызвал бурные споры. В конце концов, его пришлось значительно переработать. Общая смета составила 7 млн. австралийских долларов. Возвести здание наметили к 1963 г. Однако воплотить эту идею в жизнь было куда сложнее, чем ожидалось. В 1963 г. удалось завершить лишь фундамент и цоколь Оперного театра. Мыс Бенелонг оказался слишком мал для этого громадного храма искусств, занявшего территорию площадью 1,8 га, поэтому часть построек пришлось соорудить на опорах, установленных прямо в море. Всего таких опор насчитывается пять с половиной сотен.

В 1964 г. началось строительство зрительных залов, а годом позже — и крыш-оболочек. Первоначально Утсон хотел изготовить «раковины» куполов в виде цельных конструкций, отлитых из предварительно напряженного железобетона. На практике осуществить подобное оказалось невозможным. Пришлось монтировать каркас из двух с лишним тысяч ребер, расположенных веером. Их облицевали белыми керамическими плитками (всего на один купол ушло свыше миллиона плиток). Общая масса «парусов», взметнувшихся над гаванью Сиднея, достигла 160 тыс. т.

Спереди эти «раковины», словно створками, перекрыты стеклянными пластинами янтарного цвета. По замыслу архитектора, эти двойные стекла должны идеально изолировать звук, чтобы зрители, расположившиеся в залах театра, не слышали уличных шумов. Выполнить задуманное было опять же очень сложно. Каждое окно приходилось собирать из двух тысяч отдельных стекол самой разной формы (всего здесь использовано 700 различных типов стекол). Опорой им служат отвесные стальные балки и бронзовые стяжки.

Из-за всех этих проблем строительство театра затянулось на двенадцать лет, а смета достигла астрономической величины, превысив 100 млн. австралийских долларов.

Началась череда конфликтов, в которые были втянуты руководители проекта; разразился правительственный кризис, один, другой… Все кончилось тем, что Утсон с семьей вынужден был тайком бежать из Австралии. Его преемникам все же удалось найти деньги на продолжение работ. Большую часть недостающей суммы помогла собрать специально организованная лотерея. Строительство театра не раз приостанавливалось, но все же было доведено до конца.

ТЕАТР

В здании Оперного театра в Сиднее насчитывается около тысячи помещений самой разной величины, в том числе пять залов, в которых ставят оперные и драматические спектакли, исполняют камерную музыку и проводят выставки. Самый большой из них — концертный зал, готовый вместить почти 2700 зрителей. Второй по величине — оперный зал, в котором более полутора тысяч мест. Стены фойе украшены работами современных художников-монументалистов, в том числе фресками в стиле австралийских аборигенов. Впрочем, надежды сиднейских любителей оперы не вполне оправдались. Строительство театра не привело к заметному всплеску интереса к музыкальному искусству. Во многом это связано с тем, что после отъезда Утсона новые руководители проекта, стремясь сократить расходы, уменьшили размеры сцены и сэкономили на сценической технике, без чего стали невозможны грандиозные постановки опер. И все же каждый год здание Оперного театра посещает около 4,5 млн. человек. Правда, три четверти посетителей приходят сюда, главным образом, полюбоваться архитектурой. Поднявшись по громадной парадной лестнице, протянувшейся во весь мыс, они попадают на верхнюю террасу, где могут прогуляться среди «парусов», вздымающихся над зданием. На площади перед театром устраиваются оперные представления под открытым небом.

Вверх страницы
Рейтинг@Mail.ru