Архитектурные работы Хундертвассера

13Он был безумцем, помешанным на деревьях. В 1973 г., во время Триеннале (международная выставка изобразительного искусства, проходящая раз в три года. — Прим. перев.) в Милане, австрийский художник Фридрих Штовассер (1928-2000), избравший себе псевдоним Фриденсрайх Хундертвассер, высадил 12 деревьев в домах на виа Мандзони — так что, их ветви теперь выглядывали из окон. Потом он объявил деревья квартирантами. Они платят за жилье тем, уверял художник, что очищают воздух. От них больше пользы дому, горячился он, чем от поселившихся здесь людей. Многие тогда лишь иронично покачивали головой, слыша подобные, казалось им, бредни — тем более, что Хундертвассер вообще был несдержан на язык. В своих многочисленных манифестах он объявлял современную архитектуру преступным ремеслом, безбожным занятием, где законодателем мод давно является международная мафия. Но, странное дело, все больше людей стало проявлять интерес к моделям, которые показывал Фриденсрайх Хундертвассер, — к этим радостным, разноцветным домикам с деревьями, высаженными на крыше. Наконец, в начале 1980 гг. городские власти Вены предложили ему оформить один из многоквартирных домов.

Первый дом Хундертвассера в Вене расположен на углу Лёвенгассе и Кегельгассе. В нем насчитывается 50 квартир, 5 магазинов, две «детские комнаты» и зимний сад, который находится в общем пользовании. Из 19 террас, обустроенных на крыше, 16 принадлежат частным лицам и три используются всеми жильцами дома. В общей сложности здесь проживает около 200 человек, а еще… 3 дерева. Всего же на самом доме и вокруг него высажено около двух с половиной сотен деревьев и кустов. Вообще говоря, здесь много удивительного. Этажи располагаются уступами, фасады отдельных квартир причудливо выкрашены в белый и другие цвета, а венчают дом два сверкающих купола-луковицы. Затевая строительство, Хундертвассер отверг услуги нескольких архитекторов, которые хотели во что бы то ни стало добиться, чтобы все линии в доме, как и положено, были прямыми, а не витыми.

Зато он убедился, что за этот необычный заказ интересно взяться ремесленникам. Когда дом был, наконец, сооружен, не было отбоя от желающих в нем поселиться. Сегодня этот дом считают одной из достопримечательностей Вены.

После такого успеха «доктор архитектуры», как именовал себя сам Хундертвассер, стал получать один заказ за другим. Всего же в оставшиеся ему годы жизни он успел оформить 33 здания, в том числе школы, детские сады, фабрики и купальни, а также больничное здание в Граце (1993-1994), вокзал в Ильцене (1999-2001) и общественный туалет в новозеландском городе Кавакава (1999). Для его красочного стиля характерно обильное использование золота, мозаик и его любимых куполов-луковиц. В своем творчестве он, несомненно, продолжает традиции Антонио Гауди (1852-1926).

В 1988 г. Хундертвассеру предложили оформить церковь святой Барбары в Бернбахе. Он назвал этот заказ самым великолепным подарком, который когда-либо получал в своей жизни. Немногое изменив в архитектуре здания, он превратил этот ничем не примечательный храм, воздвигнутый в 1948 г., в блистательное произведение искусства. Достаточно было заменить шпицевую крышу огромным позолоченным куполом, как облик церкви разительно изменился. Вокруг нее он установил 12 больших арок ворот, украсив их мозаиками — символами крупнейших религий мира, знаками веротерпимости и единения всех верующих.

Большинство зданий, которые брался отделывать Хундертвассер, были, подобно церкви святой Барбары, возведены уже давно. Сплошь и рядом ему доставались скучные, типовые сооружения. Убежденный эколог, Хундертвассер не видел пользы в сносе этих домов. Так, он получил заказ на реконструкцию кемпинга в Фишау (1989- 1990) потому, что был единственным, кто не захотел сносить эту убогую постройку.

ХУДОЖНИК

По призванию Хундертвассер был художником, но на его полотнах здания всегда играли важную роль. Судьбоносной для него стала картина «Цветущие дома» (1952), где он изобразил безликие небоскребы, усеянные множеством окон.

В 1968 г. в своем «Манифесте бойкотирования рациональной архитектуры» он объяснил, почему он, живописец, решил вмешаться в архитектуру: «Даже будучи художником, я тоже лишь человек». Современная же архитектура с ее диктатом прямых линий и углов лишь изматывает душу человека, в этом он был убежден. В 1972 г. в своем манифесте «Твоя обязанность по отношению к деревьям» он сформулировал важнейший принцип своей архитектуры: «Все, что горизонтально под небом, принадлежит природе». Архитекторы должны проектировать здания таким образом, чтобы по их крышам можно было прогуливаться, и чтобы на них росли деревья.

В свои «бурные семидесятые» он часто выступал с различными манифестами, чем повредил собственной репутации художника в глазах многих искусствоведов. На самом деле, Хундертвассер был вовсе не «болтуном, помешавшимся на деревьях»; он вполне серьезно относился к своим экологическим заявлениям. Когда некоторые защитники окружающей среды стали нападать на него за то, что он взялся оформлять мусоросжигательный завод в одном из районов Вены, Хундертвассер оправдывал свои поступки тем, что здесь использованы самые современные фильтры и что сжигание мусора в любом случае лучше его хранения, раз уж от него пока — увы! увы! — никуда не деться. Так что, над памятным заводом с тех пор высится устремленная в небо труба, облицованная ослепительно синей керамической плиткой, с золотыми кольцами и шарами.

Вверх страницы
Рейтинг@Mail.ru